Форельские острова. Как выращивают форель в районе Саяно-Шушенского гидроэнергокомплекса (Майнской ГЭС) / Фоторепортаж Сиб.ФМ, 14 июня 2012 года

Фотографии Андрея Ксенчука

Трагедия на Саяно-Шушенской ГЭС трёхлетней давности не только унесла жизни десятков людей, но и отразилась буквально на всех сферах экономики региона. Корреспонденты Сиб.фм побывали на рыбоводном хозяйстве «Саянская форель» и выяснили, как катастрофы влияют на выращивание мальков, чем финские корма лучше отечественных и на чьи столы попадает енисейская живность.

Рыбоводное хозяйство находится в буквальном смысле через дорогу от Майнской ГЭС, которая вместе с Красноярской и Саяно-Шушенской станциями составляют Енисейский каскад ГЭС. Другим ориентиром является гора Гладенькая, которая вместе с отелем и санаторием составляют горнолыжный туристический комплекс.

- Гена, улыбнись! - просят коллеги нашего проводника, заметив журналистов и фотографа. Рабочий Геннадий улыбается.

На первый взгляд форелевая ферма устроена просто и незатейливо. На второй - тоже. Водоём в нижнем бьефе ГЭС (части реки, примыкающей к гидросооружению), десятки сеточных «бассейнов» с проточной водой, сотни тысяч мальков - вот, собственно, и всё. Здесь жизнь форели начинается, здесь же и заканчивается.

- А вот так тюк её киянкой! - Гена замахивается деревянным молотком на только что пойманную рыбу, - и всё, она уже не трепыхается.


Испуганная, но оставшаяся целой и невредимой рыба возвращается в родную стихию. Корреспондент Сиб.фм многое бы отдал, чтобы узнать, что она чувствовала в этот момент и как объяснила столь неожиданный подарок судьбы. Стала ли она больше ценить жизнь? Уверовала ли в Нептуна? Пробежали ли у неё перед глазами годы детства и юности? В любом случае у неё появился второй день рождения, её - рыбный - день.

Ферма поделена на десятки садков - сетчатых ёмкостей, установленных в водоёме. На берегу находятся только вспомогательные сооружения - склады, административные помещения и точки продажи. В отличие от бассейновых хозяйств, при выращивании рыбы в садках не требуется принудительного водообмена и расхода электроэнергии на перекачивание воды. Водообмен происходит за счёт движения самой рыбы и волнового перемешивания. Благодаря этому вода в садках постоянно обновляется, а её качество находится в границах рыбохозяйственных норм.


В таких садках рыба живет около трёх лет. Путь от икринки до зрелой особи весом полтора килограмма она проходит за два года, а потом ждёт реализации. Ежегодно хозяйство закупает в Адлере до полумиллиона икринок, а гранулированный корм заказывает в Финляндии, что наводит на мысли о любопытной генеалогии и космополитизме енисейской форели.

- Рыбу лучше не тревожить, - будто вспоминая наставления опытного рыбака, рассказывает Гена. - Она потом кушать хуже будет, волноваться. Не до еды будет.

- А кормить когда лучше? - уточняет корреспондент Сиб.фм, предположив, что, наверняка, ночью.

- Нет, ночью же темно, - неожиданно парирует наш спутник. - Утром, часов в 10, не позже.

На вид корм для промысловых рыб ничем не отличается от корма для аквариумных питомцев. И также, судя по рассказам рабочих, содержит ценные вещества, витамины, протеин, жиры и всё то, что делает жизнь животного насыщенной и яркой, мягкой и шелковистой.


В апреле-мае температура воды в садках не превышает 5-8 градусов, самая жаркая погода стоит в июле - вода прогревается до 16 градусов. Для форели такой тепловой режим вполне приемлем, а для осетровых уже маловат: рыба долго растёт и не окупает затраты. Зимой вода опускается до критической нормы и на сетках образуется наледь.

- Вот-вот чайки должны прилететь, - уверяет Гена, отвечая на вопрос об аппетитах птиц и использовании чучела. - Если есть необходимость, закрываем садки мелкой сеткой. А вообще «похитителей» обычно мало.

На ферме простаивают пустыми с десяток садков. Это самые заметные, буквально бросающиеся в глаза последствия аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Хозяйство до сих пор не достигло прежних объёмов реализации - 700 тонн продукта в год. Планы расширения хозяйства пока не обсуждаются.

- Но спрос вроде бы закрываем, - успокаивают и нас, и себя рабочие. - Кроме местных районов рыбу заказывают в Красноярске, Абакане, что-то уходит на Север.


Если вспомнить, что разведение рыбы в этих краях начиналось с одной линейки садков, а объём товара измерялся всего лишь парой десятков тонн, то настоящие показатели хозяйства не кажутся скромными.

- Спецзаказов за границу не припомню, - признаётся Гена. - Главное, нашим хватает! Перед праздниками у нас всегда очереди за рыбой выстраиваются, берут и на стол, и в качестве подарка.

Рядом с каждым вторым садком висят спасательные круги, чьё назначение вызывает вопросы - кого ими спасают? Работники хозяйства отлично плавают и нырять без надобности в холодный Енисей не собираются.

- По технике безопасности положено, - отвечает Гена.

Если верить номеру республиканской газеты «Хакасия» от 6 августа 2011 года, один из рыбоводов, находясь в состоянии внушительного алкогольного опьянения, упал в водоём и был найден на следующее утро. Вероятно, с тех пор спасательный круг призван ослаблять влияние пагубных привычек на организм рабочего.

- Гена, хватит красоваться! - просят коллеги нашего проводника, заметив, что журналисты и фотограф не отстают от него ни на шаг.

Геннадий оборачивается и улыбается. Рыбный день подошёл к концу.



Источник: Сиб.фм

АКЦИИ / АДР РУСГИДРО   
КОТИРОВКИ
Акции / АДР
Индексы
ФИЛИАЛЫ
ДОЧЕРНИЕ ОБЩЕСТВА