Ерашов Петр Васильевич

Первый начальник комплексной изыскательской экспедиции № 7 Ленгидропроекта

 

Ерашов Петр Васильевич начал работать на инженерных изысканиях с 1932 г., в том числе в Ленгидропроекте с 1939 года. Участвовал в изысканиях под проект ГЭС: Красноярской, Новосибирской, Бухтарминской, Копчегайской, каскада Кемских ГЭС, Нива 1 и некоторых других.

 

В комплексной экспедиции № 7 работал с начала её организации, руководил ею более десяти лет. Своим опытом оказал большое содействие в организации и проведении всего комплекса инженерно-изыскательных работ под проект Саяно-Шушенской ГЭС.

 

Награжден орденом Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета», медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», дважды награжден значком «Отличник Министерства энергетики и электрификации СССР».


Ерашов и «Ерашовцы»


Воспоминания о П.В.Ерашове бывшего заместителя начальника экспедии В.Б.Балашова

Петр Васильевич Ерашов, несомненно, самая легендарная личность Комплексной изыскательской экспедиции № 7 Ленгидропроекта. Да и как же иначе — первый ее начальник! Моя первая встреча с ним помнится до сих пор. В проходной было много народу: бригады буровиков и топографов получали задания и разъезжались на объекты. Однако в людской толчее Ерашова узнал сразу — потому, что именно таким его и представлял: крупным, седовласым. Распахнутый полушубок делал его фигуру еще более могучей, лицо обветрено до красноты, крупное — под стать фигуре. Казалось, ему был тесен и этот полушубок, и табурет, на котором он сидел, и избушка-проходная. Ерашовский бас рокотал в прокуренной до синевы под потолком проходной. Был он, видимо, на кого-то крепко сердит, поэтому фразы бросал коротко, несколько даже резковато. «А ведь ему, наверное, и крепким словцом „обласкать“ ничего не стоит?..», — подумалось мне невольно. Имел, конечно, начальник экспедиции полное право отчитать виновного, но, кто знает, может, вспомнилось ему, умудренному жизнью, как когда-то таким же пареньком приехал он в свою первую экспедицию в Осетии, на свою первую гидростанцию. Сколько их было потом: Пимеозерская, Нивская, Иовская, Выгостровская, Каменская-на-Оби, Бухтарминская, Новосибирская... И каждой экспедиции отдана ощутимая и весомая часть жизни, а Саянской, все-таки, больше всех — десять с лишним лет, причем лет последних трудовых, которые и оцениваются-то совсем иной меркой. Именно у него, одного из старейших изыскателей «Ленгидропроекта», хватило в том памятном 1961 году и опыта, и дерзости, чтобы начать новое дело. Начать с нуля, да еще и поздней осенью, когда уже ударили первые морозы.

 

Архивную папку документов открывает тот самый, написанный от руки, пожелтевший от времени приказ: «4 ноября с. г. прибыл в г. Абакан и приступил к обязанностям начальника экспедиции № 7. Ерашов». А дальше следуют приказы с длинными списками фамилий, начинающиеся со слова «зачислить». В огромном двухэтажном деревянном здании поселка Майна, в котором помещались и поселковый совет, и почта, и гостиница, и контора Изербельской геологоразведочной партии, выделили несколько комнат для экспедиции. На формирование слаженного коллектива требуется время, а создать экспедицию на новом месте еще труднее, но тогда комплектование заняло всего полтора месяца. Все делалось очень быстро, так что сейчас даже возникает вопрос: «Зачем нужна была такая спешка?». Конечно, был приказ «Ленгидропроекта» срочно развернуть работы, а приказы в то время не принято было обсуждать, — их следовало принимать к исполнению. Но это было не главным, а главным было то, что бурение на монолитность пород и фильтрационные исследования можно было вести только со льда. Так что, если не начать бурение в январе — будет потерян целый год, не будут выполнены объемы — возникнут сложности с финансированием. Такая вот связывающая и взаимоисключающая цепочка.

 

Экспедиция становилась организацией, по здешним масштабам, очень крупной и к полному развороту работ насчитывала уже до 650 человек. Зимой на створ добирались по «зимнику» — ледовой дороге, летом — на катерах, в периоды ледохода и ледостава — вертолетом, а то и своим ходом. Дорогу на створ начнут пробивать только в 1963 году. Сначала работы велись на конкурирующих Джойском и Кибикском створах, потом на окончательно выбранном — Карловском. Уже в июле 1962 года комиссия во главе с академиком Александром Алексеевичем Беляковым по материалам изысканий утвердила Карловский створ. Как теперь считать эти полтора года работ на отвергнутых створах? Как потерянные, потраченные впустую? Но ведь такие конкурирующие створы оцениваются изыскателями практически на каждой новой гидростанции, и нужно иметь определенное мужество, чтобы с одинаковой добросовестностью выполнять каждодневную тяжелую работу, которая, в конечном итоге, может оказаться никому не нужной.

 

Теперь уже в одном только Карловском створе, на енисейском льду поднялись высокие копры 12 буровых установок. 36 сменных бригад круглые сутки бурили речное дно. Пронизывающий до костей низовой хиус пел в стальных тросах копров и печных трубах приютившихся подле них деревянных балков с буровыми станками. Снежные вихри за день переметали проторенные в снегу тропы, и только следы от балков к штабелям дров заровнять не могли, потому что они возникали снова и снова. Сибирская зима сурова...

 

Как-то ленинградская журналистка, собирающая материал об экспедиции, спросила:
— Петр Васильевич, а орденов у Вас много?
— Ну что Вы, я же не доярка, а просто изыскатель, — отшутился Ерашов.

 

Это была шутка, но в каждой шутке, как говорится, присутствует только доля шутки, а остальное все правда. И не себя именно имел Петр Васильевич в виду, потому что ему, как лучшему изыскателю института, за многолетнюю изыскательскую деятельность на ряде гидростанций страны в 1971 году был вручен орден Трудового Красного Знамени, а еще раньше, за Новосибирскую ГЭС — орден «Знак Почета». Дело в другом: работа изыскателей не на виду, материальных ценностей они не производят — такова уж специфика, поэтому, даже после пуска первого агрегата, славу и почести получают строители. Да ведь главное не почести, главное — просто любить свою работу...

 

И вот: в 1998 году, после 37 лет существования экспедиция закрылась. Биография ее на этом как бы закончилась, но ведь живы еще люди, стоявшие у самых истоков строительства Саяно-Шушенской ГЭС, зачинавшие ее историю. Их называли по-разному: и «изыскателями», и «первопроходцами», и «ерашовцами»...

АКЦИИ / АДР РУСГИДРО   
КОТИРОВКИ
Акции / АДР
Индексы
ФИЛИАЛЫ
ДОЧЕРНИЕ ОБЩЕСТВА